Государство у штурвала
Портфель заказов на 2015-й и первую половину 2016 года составил 2 млрд рублей. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

Портфель заказов на 2015-й и первую половину 2016 года составил 2 млрд рублей. Фото: Дмитрий Лощинин / «Русская планета»

Как обанкротившийся Онежский судостроительный завод вновь вернули к жизни

В Карелии Онежский судостроительный завод снова начал возводить корабли. Несколько лет он находился в частной собственности. Но, этот, как теперь говорят, рейдерский захват не принес прибыли. Неразбериха на предприятии, отсутствие крупных заказов породили огромные долги по зарплатам. В итоге, завод признали банкротом. Новая страница в истории предприятия началась 6 июня 2015 года, когда федеральные чиновники торжественно открыли его уже в статусе государственного. Корреспондент «Русской планеты» побывал на этом действии, пообщался с рабочими и увидел то, что осталось незамеченным.

Захват не удался

Сбор для прессы за полчаса. На проходной завода особая охрана. Проверки. Ждут начальников из Москвы: Патрушева, Олерского, Булавина. На территории фуршет, федеральные пресс-релизы от «Росморпорта». Из одного из цехов доносится торжественная музыка. Внутри установлены демонстрационные баннеры с изображениями будущих кораблей, а перед недостроенным катером — сцена, и около сотни рабочих, как по заданию, подходят со своими семьями.

– Зайдите за ленту, — забегает в панике какая-то женщина, — они здесь пойдут.

В цех заходят секретарь Совбеза Николай Патрушев, полпред СЗФО Владимир Булавин, заместитель министра транспорта России Виктор Олерский. Глава Карелии Александр Худилайнен что-то активно им рассказывает. Поднимаются на сцену.

– Трудно передать все эмоции, — трогательно начинает глава региона. — Непросто было понудить рейдеров уйти с этого пути и найти юридические шаги восстановления этого завода и передачу его в государственную собственность. Знаете, когда два года назад мы замахнулись на эту проблему, мало, кто верил, что мы сможем достичь этой вершины.

«По две сотки тысяч должны»

Онежский судостроительно–судоремонтный завод был основан в 2002 году — на базе судоремонтных мощностей Беломорско–Онежского пароходства. Но в 2011 году сменилось руководство, производство остановилось, а предприятие обанкротилось. Поэтому слова о рейдерском захвате напоминают рабочим о самом тяжелом времени за последние годы. Люди массово увольнялись из–за невыплаты зарплаты и неразберихи на предприятии.

– Завод разваливали, мы не знали, куда идти работать, — неохотно делится воспоминаниями электросварщик Зуфар Байтимиров, за плечами которого 30–летний стаж работы.

Кто завод разваливал?

– Я не знаю, — недоговаривает сварщик.

Может быть, заказов не было?

– Да был там один заказ — нефтетанкеры, наполовину закончили строительство, а потом начали закрывать предприятие. У закрытия, скорее всего, были субъективные причины.

Все последние годы, чтобы выжить, Зуфару и его коллегам приходилось ездить по командировкам на подработки: то на Север, то в Санкт-Петербург. За старым предприятием до сих пор числится задолженность по зарплатам.

– Долги остались сейчас, — шепчет инженер по охране труда Анатолий Власов, — обанкротили предприятие, многим должны остались.

Большие долги?

– У всех по-разному. И по сотке, и по две сотки тысяч должны. Возвращают по 200, 300 рублей через судебных исполнителей.

Не все так гладко как кажется?

– Конечно. Но то было старое предприятие, а это чисто новое теперь. Не знаю, что получится. Нас по новой набрали на работу. Здесь же не было работников. Все здесь старые возвращаются. Я тоже старый. Позвонили и люди вернулись на работу.

– А меня не звали, — говорит бывший работник завода судовой электромонтажник Евгений Лобачев. — Когда завод накрылся, тут всех разогнали. Я недолго работал, 8 лет. Сейчас работаю на территории «Авангарда».

Хотели бы вернуться сюда?

– Позовут, пойду работать сюда.

Верите, что завод возродится?

– А почему бы и нет. Не боги горшки обжигают. Думаю, не обманут, иначе открыли бы потихоньку, а не трезвонили бы везде. Видно, что есть из чего строить и что строить.

В настоящее время под будущие проекты явно не хватает кадров. Поэтому, если все задуманное удастся осуществить, со слов официальных лиц, количество рабочих мест увеличат до 500.

Большие надежды

Еще в апреле 2015 года предприятие посетил замминистра транспорта Виктор Олерский, который сообщил, что для Онежского судостроительного завода уже сформирован портфель заказов на 2015-й и первую половину 2016 года общим объемом 2 млрд рублей. Это три грузоотвозных шаланды, два лоцмейстерских судна и три лоцманских катера. Ежегодно будут выпускать шесть судов ледового класса.

– Сейчас одна из главных задач, чтобы выпускалась именно качественная продукция, — раздается со сцены голос секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева. — Но важно, чтобы была и умеренная цена. Это соотношение цены и качества сейчас востребовано.

Слушает выступающих молодой судостроитель Олег Медведев. Он пришел сегодня с семьей. До закрытия завода трудился здесь около года. Теперь вернулся, отработал первый месяц в должности сборщика корпусов металлических судов.

– Я надеюсь, что зарплата будет от 30 до 40 тысяч, — поправляет каску судостроитель Олег. — Она, конечно, зависит от разряда. Я пока не большой специалист. А те, кто «пятиразрядники», те достойно получают под 50-60 тысяч.

– Когда нас затронул кризис, — обнимает мужа Юлия Медведева, — нам приходилось экономить. А сейчас самое главное, чтобы Олегу нравилась работа, чтобы зарплата была хорошая, посмотрим, не хочу больше ничего говорить, чтобы не сглазить.

Рабочие возлагают большие надежды на новое государственное управление заводом и говорят — самое главное, чтобы больше не было банкротств и кризисов.

Выступающие со сцены перемещаются к секции будущего катера, возле которого перерезают традиционный символ — красную ленту и прикручивают табличку с надписью: «Проект ST23WIM Строительный № 101 заложен на Онежском судостроительно-судоремонтном заводе, г. Петрозаводск, 6 июня 2015 г.» Затем высокопоставленные лица подписывают различные документы о сотрудничестве.

– Надо поднять Россию с колен, — рассказывает один из заслуженных работников завода токарь пятого разряда Александр Юргов, — наше предприятие надо поднять — вот моя задача. Большинство своих лет я отдал судоремонтно–судостроительному заводу.  Работал здесь с 1973 года, с небольшими перерывами, токарем. На станках на маленьких, на больших, куда поставят, шлифовал. Самые трудные — это 90-е годы. Специфика — судостроение, судоремонт. Но судостроение позже пошло, судоремонт постоянно был. Как министр водного транспорта сказал, что постепенно мы будем наращивать темпы, я ему верю.

За всю историю существования завод претерпел несколько кризисов, но теперь, при наличии заказов, предприятие должно работать без перерывов.

– Самый тяжелый год, это был и самый первый год, когда приходилось перестраиваться, 2002–2003 годы. Начался финансовый кризис, по–моему, 2009–2010 год, были опасения, почувствовали отсутствие финансирования, заказов. Народ уже выражал озабоченность. Тяжелый для нас был и период 2011-2012 годы. Сейчас мы возлагаем надежды самые настоящие, — улыбается заместитель главного инженера Сергей Луданик. — Государственное предприятие, полный социальный пакет. Давно уже ждали, надеялись, верили. Вот и дождались! Нас в свой анклав взял «Росморпорт». Там 50 портов. Суда будут различные: буксиры, баржи, портового назначения.

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»