«Нашли двухкомнатную, но денег пока нет»
Сварщик Сергей Дудкин из Луганской области. Фото: Дмитрий Лощинин.

Сварщик Сергей Дудкин из Луганской области. Фото: Дмитрий Лощинин.

Как украинские беженцы и бывшие ополченцы ищут работу и жилье в Карелии

С середины июля в Карелии временного убежища попросили почти 4 тысячи вынужденных переселенцев с Украины. Из них более 3 тысяч прибыли самостоятельно к родственникам и знакомым, а около 600 человек — организованно при поддержке российских властей. За месяц многим уже удалось трудоустроиться и начать зарабатывать на съемное жилье, чтобы поскорей покинуть общежитие. Корреспондент «Русской планеты» встретился с теми, кто смог найти работу, узнал, насколько удалось им освоиться, и что больше всего беспокоит сейчас укрывшихся от войны беженцев.

Участник

– Здесь просто сбился такт, — диагностирует упаковочную машину с сосисками бывший ополченец Михаил Кадатский. — Сейчас сделаем.

– Вы понимаете, она работает в определенном такте. По нему должно все совпадать. Просто нужно снять и снова поставить, все будет работать, ничего менять не будем, — растолковывает коллега Михаила, слесарь-ремонтник мясокомбината Юрий Михеев.

– Да, это ясно. У нас на заводе в «Луганском деликатесе», где я проработал 6 лет, почти такое же оборудование, — отвечает Михаил.

– Мы с Михаилом в первый же день нашли контакт, — говорит Юрий. — Он уже работал в этой отрасли, понимает все, нормально работает, хорошо, мне нравится. Он такой же, как мы, без вопросов.

Михаил Кадатский уехал из Луганска, успев поучаствовать в боевых действиях. Добирался самостоятельно. В Карелию приехал один, в последнем бою за Луганск попал в окружение, потерял всех своих друзей, которых, по его словам, было около тысячи. Чудом спасся. Родных вывез в безопасное место. Сейчас живет в общежитии на Комсомольском проспекте в Петрозаводске. Недавно нашел работу на мясокомбинате мастером. Есть высшее образование. 32 года.

– Наш комбинат «Луганский деликатес» выпускал 2000 тонн продукции в месяц, это гораздо больше, чем этот. У нас было большое предприятие, чистота везде. Но там в колбасу кладут добавки, здесь пока не видел. Есть, конечно, и у нас колбаса без добавок. На Украине самая хорошая колбаса от 80 гривен, это 230 рублей на ваши, в ней все натуральное. А за 30 — в них мяса нет, — улыбается Михаил.

– Как по зарплате, хватит на жилье?

– Здесь зарплату обещают 20 тысяч. А потом 25. Если снять «двушку» за 15, то на еду хватит. Сейчас если с кем-нибудь на двоих скинуться, тогда да, нормально будет. А так работается хорошо, неделю отработал, приняли хорошо.

– О чем думаешь во время работы?

– Да надо работать, а я думаю о войне. Это настоящая третья мировая. Я лично видел и польские батальоны, и латышские. Это разборки России с Америкой. У гвардии обмундирование полностью американское, много чего американского. Самое страшное — это ночные бои. У них есть приборы ночного видения. Они с танков, с дальнего орудия, с «Града» — страшно очень.

– Россия помогает?

– Сначала 600 ваших добровольцев приехали. 300 живыми уехали. Второй раз около 300. 100, я знаю, точно остались там. Там тысячи погибают. Ополченцам дают пачку сигарет, еду, но ты не ешь, потому что, если тебя ранят в живот, ты умрешь. Ешь только вечером или ночью, когда знаешь, что может быть боя не будет. Медикаментов нет, ничего нет. Из медикаментов три бинта есть и жгут есть, чтобы, если в легкое попадут, перевязаться мог. Ни обезболивающих, ничего нет. Скорые машины бомбят. На моих глазах миной накрыло скорую с медсестрами и ранеными. Оружие, что в военных частях нашли, еще с предыдущей мировой, и что в милиции было. Я с ПТРом (противотанковое ружье — РП.) сначала бегал, когда минометами «ложат», бежишь хорошо. Слышишь выстрел, считаешь до 10, падаешь. Если не успеешь упасть, накроет тебя. Однажды так бежали, раз 50 падали, отходили в позиции. А один пацан встал и не падает. Сзади изрешетило его. Самый страшный бой не первый, а второй, третий, четвертый. Первый бой — ты не осознаешь, куда идешь. А потом страх не исчезает. Все боятся, командиры боятся. Без страха не выживешь. После боя руки трусятся часа 3. Если в сутки поспал 2 часа, это классно. Стоишь, сразу отрубает тебя.

Идем в курилку.

– Во время боев за час пачку выкуривал.

Работа у танка

Я еду к другому беженцу. Роман из Донецка проходит стажировку в качестве продавца автомобильных товаров в магазине возле «Танка». Этот памятник — настоящий танк Т-34, одним из первых ворвавшийся в город в июне 1944 года, когда войска Карельского фронта освобождали столицу Карелии в ходе Свирско-Петрозаводской операции. Боевая машина была установлена в 1969 году на Первомайском проспекте.

Роман трудится здесь недавно, приходит на работу к 9, уходит в 17.00.

– Это пока стажировка, потом работа с 9 утра до 9 вечера. Два дня в день, потом день в ночь и два выходных. Это стандартный график, я смотрел — там ребята уже кто как себе переделывали. Ставят себе по 3 выходных, кому удобней.

– Есть сложности в работе?

– Нет, все просто. Обслуживание клиентов, нужно найти товар, подобрать правильно, не ошибиться. Люди часто сами не знают, чего хотят. Как выглядит запчасть, нужно выучить. Но в основном, надо выучить, где она лежит. Там есть программа, рисунки, схемы. Самое главное — знать, какая у запчастей совместимость с одной модели на другую. Кассир выбивает деньги. Выдать товар. Принять товар, когда машина приходит.

– Будет ли возможность подрабатывать?

– После ночной отдохнуть, потом еще день можно поработать на другой работе. Может, в такси пойду, нужно только права российские получить.

5 часов. Стажировка на сегодня завершается.

– Что с жильем? — выходим из магазина и направляемся в сторону «Танка».

– Надо с жильем определиться. То, где мы сейчас живем, это временно. Мы сначала были в кадетском корпусе, теперь в общежитии, куда потом переместят, не известно, сколько еще пробудем. Постоянные переезды где-то раз в месяц.

– Супруге удалось найти работу? — садимся в машину, едем в общежитие, где живет Роман.

– У меня жена Елена написала в один магазин, в другой. Она тоже из сферы торговли и уже может быть завотделом, а пока никто не берет. Нет отзывов. Они смотрят, что гражданство украинское, боятся брать. Паспорт обещают сделать, когда УФМС даст добро по программе «Соотечественники». А там несколько месяцев еще ждать, может полгода.

Поднимаемся на 6 этаж. Знакомлюсь с супругой Еленой.

– Я пока работу не нашла. Мы в Донецке с мужем работали торговыми представителями. Уехали из-за бомбежек украинской армии. У нас друзья в ополчении были. Сами мы не хотели брать оружие в руки, потому что у мужа и билет «белый» военный по здоровью, и не хотелось убивать никого, своих сограждан, по сути. Были, конечно, и негры, и наемники, и из мусульманских стран, но в основном к нам кидали наших соотечественников.

С жильем проще в глубинке

На следующий день отправляюсь на работу к Сергею Дудкину из Луганской области. Он прибыл сюда с женой и детьми 16 июля. На стройке во дворах рядом с пересечением улицы Мурманской и Первомайским проспектом застаю сварщика в крагах и маске за работой.

– Вот, устроился работать частную фирму, в монтажное управление, — берет в руки держак с электродом. — Вторую неделю работаю. Кидали сверху швеллера, перемычки. Работы хватает. Мне тут нравится. Я ПТУ закончил, так с 16 лет и тружусь сварщиком. На заводе был, в частных предприятиях. Потом уезжал в Россию жить на 5 лет. А последнее время работал в монтажном управлении. Там такие же металлоконструкции, в основном, фабрики обогатительные строили.

Здесь Сергей тоже собирает железобетонные металлоконструкции. Сейчас на этом месте возводят железнодорожный офис. Бригада, в которой нашел себя беженец, завершает свою работу на этом объекте. Им на смену скоро придут другие. А Сергей отправится на следующий объект.

– Мы тут еще чуть больше недельки будем.

– Как с деньгами?

– Руководство аванса на квартиру не дает, но зато помогли финансово. Директор дал денег. Хватило так по мелочам, на документы, еще ко дню строителя помог немного. Обещают минимум 20 тысяч платить. Нашли двухкомнатную. У нас дочка, сын. Четверо человек. За 15 договорились снимать. Не можем заплатить — надо сразу. А пока нет.

Работу в Карелии нашли десятки украинских беженцев. В республике остаются свободными еще полтысячи рабочих мест. Их предлагают более 80 предприятий республики. Многие из них не в столице региона, а в районах. Но там проще с жильем. Его вместе с работой предоставляют, к примеру, в Питкяранте и Вяртселя. Однако, большинство приехавших — городские жители, которые не хотят ехать в северную глубинку.

Карельский «подкидыш» Далее в рубрике Карельский «подкидыш»Корреспонденты «Русской планеты» в Петрозаводске проехались на пригородном поезде, рейсы которого могут сократить вдвое Читайте в рубрике «Общество» С Нового года мусор в России будет жить по-новомуСтанет ли в стране меньше отходов, и во что нам это обойдётся? С Нового года мусор в России будет жить по-новому

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»