«Думал, что умру»
Фото: Дмитрий Лощинин

Фото: Дмитрий Лощинин

Как работает скорая помощь в Петрозаводске

Больнице скорой медицинской помощи Петрозаводска отчаянно не хватает рабочих рук. При том, что нагрузка, в последнее время, на нее увеличилась. Как говорят на станции скорой помощи, идти работать к ним врачи не хотят. В стационаре условия лучше, смены проходят спокойней, а зарплаты точно такие же. Корреспондент «Русской планеты» отдежурил ночь с бригадой скорой помощи и попытался понять, что же заставляет врачей вопреки всему выезжать к пациентам.

22:00. Из громкоговорителя раздается: «Седьмая палата (бригада — Примеч. Авт.). Ножевое в квартире. Парфенова, 2».

В другой микрорайон города машина скорой помощи прибывает за 10 минут. Полиции еще нет. По правилам, врачи должны ее дождаться. Ножевые ранения почти всегда связаны с криминалом, и для медиков идти к таким пациентам в одиночку бывает опасно.

– Но мы обычно не ждем, — на ходу рассказывает мне врач Елена Левенец, четверть века отработавшая на скорой. — Для спасения жизни важны каждые минуты.

Заходим. На полу — раненый в грудь и плечо. Врач спрашивает, что случилось.

– Упал на нож, — отвечает мужчина пьяным голосом.

– Два раза? — уточняет фельдшер Ольга Кошкина, накладывая повязку.

Мужчина молчит. Позже выясняется, что зовут его Евгений, ему 33 года, и прописан он в Москве. В Петрозаводск приехал работать.

– Жить будет, но надо ехать в больницу зашивать раны, необходимо проверить пробита ли грудная клетка, не задеты ли легкие, — заключает врач, измерив давление и осмотрев потерпевшего.

Но Евгений в больницу не хочет.

Приезжает полиция. Допрашивает. Версию о нападении раненый отрицает. И только после долгих уговоров, все же соглашается на госпитализацию и садится в машину. Мы передаем его в республиканскую больницу и возвращаемся на базу.

– Вот такие попадаются нам каждую ночь, — рассказывает по дороге врач. — А в выходные и праздники по несколько раненых пьяных. Стоим, уговариваем. Нас матерят. А что мы можем сделать? Обязаны помочь. За жизнь отвечаем. Работаем в постоянном напряжении. Были случаи нападения на врачей. Совсем недавно одному горожанину не понравилось, что мы припарковали карету скорой помощи якобы на его месте. Выбежал с кулаками, кричал, что поубивает всех,

– Мало того, что хамят, так еще и не могут позаботиться о том, чтобы скорая помощь могла доехать до дома, — присоединяется к разговору водитель Олег Исаев. — Многие сейчас наставили шлагбаумов, ограничив проезд. Не заботятся о том, чтобы выйти и открыть. Кроме того, дворы заставлены машинами. А номеров домов и квартир зачастую нет. А это все время. Потом еще и жалуются, что мы медленно ехали. Выслушиваешь все это за зарплату в 17 тысяч. Это при том, что я здесь восьмой год пашу. А начинающие водители вообще по 10 тысяч получают. Врачи, конечно, больше. Но на них и ответственность большая. Чуть что — по судам затаскают.

На каждую жалобу сотрудники скорой обязаны писать объяснительную. Кроме того, врачей часто вызывают в качестве свидетелей в суд.

– Уголовных дел полно, — уже на базе рассказывает мне старший врач скорой помощи Петрозаводска Татьяна Смолинова. — Поножовщина каждый день. Что произошло с людьми? Раньше такого не было. Это последние два года. Постоянно режут друг друга. Самое страшное, что женщины сменили сковородки на ножи и мужей своих на почве ревности бьют.

Новый вызов. На улицу Володарского. Повышенное давление. Бригаду встречает женщина. Ее всю трясет, на глазах слезы. Давление под двести.

– Резко онемело лицо, щеки горят. Знобит. Сжато все тело. Не могу расслабить. Боюсь инсульта, — говорит она.

Елена Левенец осматривает пациентку. И констатирует: вызов не экстренный.

– У вас нет никаких признаков инсульта. Похоже, что у нарушен кровоток в шейном отделе. Это заболевание нужно систематически лечить. Есть подозрения на проблемы с щитовидной железой. Вы должны успокоиться. Давление повышается еще и из-за слез. Перестаньте плакать. Вот таблетка для понижения давления. И вам нужно обследоваться в поликлинике, получить консультации эндокринолога и невролога. Оставим вам еще одну таблетку, если ночью поднимется давление. Выпейте успокоительное. Запишитесь к участковому врачу, — успокаивает женщину Елена Левенец.

Такой вызов врачи называют «пустым». От общего количества они составляют примерно половину. По словам медиков, люди часто ленятся проходить обследование в поликлинике, им проще позвонить «03». Многие врут о своем состоянии. И когда бригада скоро приезжает, выясняется, что пациенту просто нужно было выпить таблетку. Часто так поступают пенсионеры: им одиноко и они считают, что врачи обязаны к ним приезжать по любому поводу. Одна пожилая женщина за полгода вызывала бригаду 77 раз — жаловалась на боли в животе. Днем ходила в поликлинику, а вечером звонила в скорую. Ей объясняли, что это не дело: отвлекать врачей от пациентов, которые действительно нуждаются в их помощи. Но пенсионерка упорно не хотела ничего понимать.

– Люди думают, что можно вызвать скорую, когда болит голова после гулянки, для выписывания больничного листа. Но мы его не выдаем. Многие этого не знают. Чтобы получить больничный лист, нужно звонить в поликлинику, — жалуется фельдшер Ольга Иванова.

До 19:00, чтобы не перегружать скорую, можно вызвать и неотложку. А экстренно доставляет лекарства на дом социальная аптека, которая находится на улице Лизы Чайкиной. У нее даже есть телефон (76 22 33). Но многие не знают и этого, поэтому скорая перегружена.

В перерывах между вызовами врачи обсуждают слухи о возможной реформе, в результате которой на скорой помощи, как говорят, останутся работать только фельдшеры, а всех врачей уволят. А по поводу нашумевшей в городе истории с Яном Радзюлисом (молодой скончался из-за того, что нейрохирург не смог вовремя диагностировать черепно-мозговую травму) говорят следующее:

– Конечно, скандал мы обсуждали. Нам искренне жаль молодого человека. Наша служба сделала все возможное — мы дважды приезжали на оба вызова. А почему тот врач так поступил, нам неизвестно. Всё очень странно. Этот доктор всегда особенно внимательно относился к своим пациентам, — вспоминает Татьяна Смолинова.

По ее словам, медикам обидно от того, что общественное мнение сейчас настроено против них. Работать в такой атмосфере особенно тяжело. Единственное, что могло бы действительно изменить ситуацию в лучшую сторону — это вторая больница скоро помощи. Не помешало бы и повысить зарплату, ведь работа в таком режиме — ночами, по 12 часов, — действительно изматывает.

Нашу беседу прерывает следующий вызов. Приступ мерцательной аритмии. Мужчина, 65 лет. Едем на окраину города.

– У меня аритмия уже давно. Приступы бывают периодически. Сейчас что-то сильно застучало. Испугался, что умру, — жалуется Владимир Алексеев.

Ему делают электрокардиограмму, подтверждают диагноз и вводят антиаритмические лекарства. И для гарантии — повторная ЭКГ.

– Приступ купирован. Пациент остается дома. Мы едем на следующий вызов, — командует Елена Левенец.

Следующий пациент — двухлетний ребенок. Опять трясемся в машине. По телу расползается усталость, клонит в сон. Приезжаем на место, поднимаемся на четвертый этаж. Дверь открыта. Слышим крик.

– Скорей, моя девочка задыхается, спасите ее, — со слезами на глазах просит нас молодая мама.

У девочки сильная отдышка и лающий, кашель, с мокротой.

– Судя по всему у ребенка — ларинготрахеит. Стеноз. Срочно ингаляцию через небулайзер, — говорит фельдшеру Елена Левенец.

Вводят препараты.

– Что с моей девочкой? — всхлипывает мама.

– Похоже, что произошло одновременное воспаление слизистой оболочки гортани и трахеи. Это может быть вызвано вирусной инфекцией. Нужна госпитализация, — говорит врач.

Девочку мы увозим в больницу. Мама сидит рядом с ней.

– Такое у детей бывает на фоне вируса гриппа, — успокаивает ее Ольга Кошкина.

Бригада передает ребенка в приемное отделение. По рации сообщают о следующем вызове: «Бабушка, 82 года. Высокая температура. Район Сулажгора».

– Не ближний свет, — ворчит водитель.

– В таком возрасте высокая температура — очень опасна. Надо ехать как можно скорее, — отвечает ему фельдшер.

Приезжаем на улицу. Нужный нам деревянный дом находим с трудом: номера на нем нет. Приходится будить соседей и спрашивать дорогу у них. Наконец, заходим во двор — нас встречает лаем собака. Еле удается проскочить не покусанными. Заходим. Пенсионерка Валентина Михайловна лежит на диване.

– Мне стало плохо несколько дней назад. Голова болела, вроде простуда. Думала, что малиновым вареньем отопьюсь, как всегда, пройдет. А сегодня температура 39 и тошнит. Боюсь умереть, — стонет она.

– Зря вы так рискуете в ваши-то годы. Не надо было так запускать. Другие не стесняются — чуть что — нас вызывают. По любому поводу. Очень часто зря. А почему к участковому доктору не обратились?

– Так и у них работы много, — оправдывается Валентина Михайловна.

– Ладно, вот градусник. Готовьтесь к госпитализации.

Увозим Валентину Михайловну в больницу.

3:00. Еще одно ножевое ранение. Прямо на улице лежит мужчина. Скорую вызвали прохожие.

– Мы шли мимо. Смотрим, лежит, замерзает. С виду, как бомж. Все проходят, не обращают внимание. А мы подумали, вдруг, нормальный. Подошли — живой, что-то мычит, — рассказывает молодая пара.

– Рана только в ногу? — уточняет Елена Левенец.

– Да, — отвечает пьяным голосом раненый.

Врач командует: нужно остановить кровотечение и везти пострадавшего в больницу.

– Кто ранил-то? — интересуются вызвавшие скорую.

– Хулиганы какие-то деньги просили. Я решил постоять за себя. А их толпа оказалась. Со всех сторон обступили. Битой дали по голове, а потом перо сунули, видимо, чтобы не убежал, — говорит потерпевший, которого уже успели положить на носилки.

4:00. Снова ножевое ранение, в живот. Пострадавшего мы находит в квартире. Одежда вся в крови.

– Судя по всему, задета печень, — говорит врач.

Пациента госпитализируют.

– Что произошло? — по дороге в больницу интересуюсь у пациента.

– Да пришел домой с работы — трезвый. А жена пьяная. На почве ревности поругались. Но я заявления писать не буду. У нас ребенок общий. Ему мать нужна. Тем более, что нож сам упал вместе со столом, — объясняет раненый.

Такие истории, по словам врачей, происходят каждый день.

За ночь мы еще несколько раз выезжаем на вызовы к гипертоникам. На месте обнаруживаем, что состояние пациентов не опасное и выдаем им таблетки. Ближе к утру — едем к человеку с сердечным приступом. С ним тоже все, в итоге, обходится благополучно.

8:00. Сил нет уже ни у кого.

– И так — каждую смену, — вздыхает врач.

Я прощаюсь с бригадой и ухожу домой с мыслью о том, что дико устал, измотан и больше никогда не соглашусь делать репортаж из скорой. И у меня в голове никак не может уложиться, что для Татьяны Смолиной, Елены Левенец, Ольги Кошкиной и Олега Исаева все это — рутинный труд. Работа, которую они выбрали, явно, не из-за зарплаты.

«Вода то есть, то нет, перебои» Далее в рубрике «Вода то есть, то нет, перебои»Целую неделю власти Питкряранты не могли не только устранить аварию, но и организовать подвоз питьевой воды. Читайте в рубрике «Общество» Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря«Обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних…» («Мастер и Маргарита») Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»