О чем болит «Материнское сердце»
Мальчишка с проспекта Александра Невского в свои 9 лет пока еще не может ни писать, ни читать. Фото: из архива фонда

Мальчишка с проспекта Александра Невского в свои 9 лет пока еще не может ни писать, ни читать. Фото: из архива фонда

Как в Карелии пытаются помочь детям, оставшимся без родителей или лишенным их заботы и внимания

Помимо социально-реабилитационных центров и детдомов, в Петрозаводске есть «Материнское сердце». По статистике городской комиссии по делам несовершеннолетних, в первой половине текущего года через эту структуру прошел 171 ребенок – притом, что за весь прошлый год таковых было лишь 131. С наступлением кризиса проблемы в неблагополучных семьях обостряются. Однако эффективной системы мониторинга и оказания помощи таким семьям пока не сложилось.

«На фоне кризиса ситуация ухудшилась»

На проспекте Александра Невского, зябко поводя плечами, стоял худенький мальчишка, по виду первоклассник. Несмотря на хмурую и сырую октябрьскую погоду, на нем была совсем легкая одежда: брюки и рубашка под жилеткой. В руках — обычный пакет. Ни портфеля, ни ранца. Мальчик робко просил прохожих помочь ему деньгами — не хватает на проезд до школы. На следующий день он собирал на пирожок, потом — на поход в театр и на что-то еще. Кто-то из прохожих сфотографировал маленького побирушку и выложил в интернет. Так о нем узнали в фонде «Материнское сердце».

Галина Власова, директор фонда, еще несколько лет назад возглавляла республиканский социально-реабилитационный центр «Возрождение». За годы работы ей пришлось не раз помогать осиротевшим, брошенным, беспризорным. Жизненные истории каждого из подопечных  она не забудет никогда, как бы ни хотела. Фонд «Материнское сердце», следуя своему названию, не делит нуждающихся в помощи детей на категории. Все знают, кто такие сироты — это те, чьи родители умерли. Понятие социального сиротства гораздо шире — здесь и те, кого бросили, официально отказались, и оставшиеся без присмотра и заботы в силу целого ряда обстоятельств. Не всегда об этих детях в органах опеки или комиссии по делам несовершеннолетних узнают вовремя. Не всегда адекватно оценивают обстоятельства, в которых живет такой ребенок. Не всегда и, увы, не во всем могут помочь.

Мальчишка с проспекта Александра Невского действительно оказался первоклассником. Ему уже исполнилось девять, но ни считать, ни писать он так до сих пор и не научился. Да и выглядит младше своего возраста. Отец в тюрьме. Мать не работает, воспитывает его и двух сестер. Впрочем, воспитывает — пожалуй, громкое слово. Скорее, присматривает, как может. Одна дочь, будучи несовершеннолетней, недавно родила. Вторая — инвалид. Впятером живут в одной комнате общежития. Когда фонд купил Жене одежду, обувь и все необходимое для школы, его мама даже не сочла нужным позвонить, чтобы сказать короткое «спасибо». И к подобной реакции, точнее, ее отсутствию, здесь уже привыкли.

– Таких семей немало, только за текущий год к нам обратилось около сотни, наверняка приходили и в другие фонды, — рассказывает Галина Алексеевна, — на фоне кризиса ситуация ухудшилась. Как правило, это семьи с детьми от полутора до трех лет: яслей нет, мать вынуждена не работать, пособие маленькое, поэтому многие обращаются элементарно за продуктами, а уж про детское питание вообще говорить не приходится. Проблем много. В частности, о каком благополучии семьи того же Жени можно говорить, если они проживают впятером в одной комнате? И как решать эту проблему — непонятно.

Купить одежду, обувь и учебники для Жени помогли неравнодушные горожане. Фото: из архива фонда

Купить одежду, обувь и учебники для Жени помогли неравнодушные горожане. Фото: из архива фонда

– Но я чувствую, что вы все же, скорее, против изъятия детей из неблагополучных семей?

– Я за то, чтобы оставлять ребенка с родителями до последнего, ведь он-то их любит, какими бы они не были. Несмотря ни на что! Необходимо испробовать все средства, чтобы им помочь, прежде чем лишать родительских прав. И чтобы ребенок это видел. Если же просто забрать его из семьи, мы в будущем получим жестокого человека, обиженного на весь мир. Я вообще считаю, что в детских домах детей быть не должно. Когда я работала в «Возрождении», мы первыми в республике начали устраивать детей в приемные семьи на временную реабилитацию. Всего поместили 107 детей, из них в семьях остались 70. Как правило, биологических родителей лишали родительских прав. Причем те, кто боролись за своих детей, получали их обратно, но таких, увы, были единицы. Большинству это было безразлично. Вот на днях состоялся очередной такой суд. Женщина семь лет сидела в тюрьме за убийство сожителя, совершенное, кстати, на глазах у ребенка-первоклассника. При этой маме он после первого класса не умел ни читать, ни писать. Попал к приемной маме, родных детей у нее нет. Он сложный мальчишка, но они подружились. Тем не менее, с родной матерью продолжали переписываться, он ее ждал, скучал. А она вышла и загуляла на 6 месяцев. До сих пор не приехала, хотя находится недалеко от Петрозаводска, и мы ей предлагали купить билет. В результате 14-летний сын сказал на суде: «Сначала я хотел к ней, но если она меня так предает, то зачем? Она со мной неделю поиграет и бросит». Сейчас приемная мать подала документы на усыновление. И я рада, что на 1 января 2015 года у нас в Петрозаводске в приемных семьях сирот раза в два больше, чем в детских домах. К счастью, желающих взять ребенка очень много.

Эксперимент как повод для оптимизма

Фонд «Материнское сердце» существует на пожертвования граждан, но периодически участвует и в грантовых проектах, преимущественно республиканского масштаба. В частности, не так давно выиграли грант Министерства образования, в рамках которого изучали проблемы социализации выпускников детских домов. Взяли выборку в 208 человек по всей Карелии за 5 лет. Проинтервьюировали каждого. И оказалось, что около 60% адаптируются к самостоятельной жизни вполне успешно. Однако оставшиеся имеют проблемы: без образования и средств к существованию. Зачастую в эту категорию попадают те, кто приезжает в Петрозаводск из республики и по разным причинам не может в нем закрепиться, наладить нормальную жизнь. Для таких был придуман еще один проект, в котором также участвовал фонд «Материнское сердце». В детском доме, а затем и в техникуме была создана социальная квартира, в которую селился выпускник детдома.

Сотрудники фонда активно помогают матерям-одиночкам. Фото: из архива фонда

Сотрудники фонда активно помогают матерям-одиночкам. Фото: из архива фонда

Она в точности имитирует обычное среднестатистическое жилье: обстановка, бытовая техника, посуда, словом, все необходимое. Участник этого эксперимента принимал квартиру под свою ответственность и с помощью наставника из числа волонтеров учился самостоятельности: готовке, стирке, уборке, приему гостей. Кто-то показывал блестящие результаты после первого же месяца, кому-то понадобилось три. Отрадно то, что все 12 человек, прошедшие через такую квартиру, сейчас вполне успешно наладили свою жизнь за стенами детского дома. Скоро завершится аналогичный эксперимент в квартире, созданной автотранспортным техникумом. «Материнское сердце» планирует поделиться его результатами с другими учебными заведениями в надежде, что те переймут этот благотворный и полезный опыт.

– Надо признать, что с точки зрения законодательной базы государство сегодня делает многое, чтобы сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, жилось неплохо, — рассуждает Галина Власова. — Это и льготы при поступлении в учебные заведения, в том числе, вузы — они идут вне конкурса. И единовременная сумма, которая выделяется им при выпуске из детского дома. На период поиска работы они получают пособие более 25 тысяч рублей. И вот здесь, кстати, есть двойное дно, потому что сейчас средняя зарплата выпускников училищ в республике - около 15 тысяч. Выходит, что он будет получать меньше, чем когда был безработным. Это не совсем правильно для них. Но главное, что сегодня выпускникам детских домов предоставляется в соцнайм жилье — отдельная квартира. Не сразу, но, как правило, к моменту окончания учебы. Хотя и тут бывают проблемы, в частности, чтобы не создавать очереди, выпускников поселили в бывшем общежитии. Да, у каждого своя отдельная комната, но они там все вместе. И это создало немало трудностей.

Впрочем, трудности были и будут всегда. И если в случае с сиротами они более ли менее успешно решаются благодаря достаточно четко прописанному закону, то с детьми из неблагополучных, малообеспеченных и попавших в трудную ситуацию семей дело обстоит сложнее. Такие дети зачастую оказываются вне поля зрения социальных служб и прочих структур, которые могли бы чем-то помочь. И тогда надеяться приходится лишь на неравнодушие окружающих. Тех, кто может и хочет протянуть руку помощи. Или хотя бы даст знать «Материнскому сердцу», а уж оно, как известно, готово обогреть любого ребенка.

Взятка за аренду Далее в рубрике Взятка за арендуЭксперты раскрыли подробности задержания директора музея «Кижи» Читайте в рубрике «Общество» Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря«Обыкновенные люди. В общем, напоминают прежних…» («Мастер и Маргарита») Квартирный вопрос разделил россиян на два лагеря

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»